«БУДУЩЕЕТЕАТРА.РФ» 
Инновационный портал для коммуникации творческой молодежи

18.02.2015
Чувашский государственный театр оперы и балета
Струнная встреча

18.02.2015
Челябинский Государственный академический театр оперы и балета им.М.И.Глинки 
Челябинск готовится ко встрече с «Жанной Д’Арк»

18.02.2015
Татарский академический театр оперы и балета им. М. Джалиля
«Борис Годунов» в день рождения Федора Шаляпина

 

Главная  Новости театров  2011  Ноябрь  19 Ноября Ростовский государственный музыкальный театр. ТАТЬЯНИН ДЕНЬ, или ЖЕНИТЬБА ФИГАРО?

Ростовский государственный музыкальный театр. ТАТЬЯНИН ДЕНЬ, или ЖЕНИТЬБА ФИГАРО?

Уникальная премьера оперы Моцарта в Ростовском музыкальном театре

Комический сюжет со множеством действующих лиц, розыгрыши с переодеванием, лицедейство, наполняющие собой «Свадьбу Фигаро» Моцарта пришлись как раз ко двору Лариных, где однажды январским вечером отмечался «веселый праздник именин». Такую оригинальную постановку, пожалуй, самой популярной оперы австрийского гения вынес на суд зрителей Ростовский музыкальный театр вечером 20 и 21 ноября 2011 года (автор видела только второй состав).

Идея объединения моцартовской «Свадьбы Фигаро» и «Евгения Онегина» Чайковского пришла в голову приглашенному режиссеру-постановщику Олегу Митрофанову, лауреату Правительственной премии РФ, художественному руководителю Московского музыкального театра «Амадей», еще семь лет назад. «Можно ли из нескольких на весь мир известных сочинений делать одно?..« — спрашивает он в буклете к премьере. «Почему бы и нет?» — сам себе вопросом на вопрос отвечает постановщик.

Сегодня удивить публику, искушенную различными вариациями на моцартовский шедевр, очередной сценической версией — задача не простая. В копилку нового тысячелетия уже попала не одна оригинальная российская трактовка оперы. Многие помнят знаменитый спектакль Д. Бертмана в «Геликоне» с престарелыми Графом и Графиней, их замком с табличкой «SALE», бродящими в темноте по партеру героями, Сюзанной с детской коляской, из которой появляется Керубино, исполняющий пародию на приватный танец. Или вариант Новосибирского театра (режиссер-постановщик Т. Гюрбача, Германия): обшитое фанерными панелями помещение в стиле советского учреждения, телефонные будки, уборщицы, мусорные урны и вентиляционная шахта, откуда попадают на сцену Бартоло с Марцелиной.

А ростовская публика могла видеть «Свадьбу Фигаро» на камерной сцене Музыкального театра весной этого года на выпускном экзамене по оперной подготовке студентов Ростовской консерватории.

Но вернемся к премьере. Безусловно, «стыковка» «Свадьбы Фигаро» и «Евгения Онегина» не произвольна. Вспомним хотя бы, что Чайковский первым сделал перевод либретто Лоренцо да Понте. Есть внутреннее родство двух великих гениев — Моцарта и Пушкина. Прием «театра в театре» в оперном жанре существует довольно давно (вспомним хотя бы «Пиковую даму» Чайковского). Традиция разыгрывать музыкальные представления на балах действительно существовала в дворянском обществе XIX века, и на празднике у Лариных гипотетически могла бы найти себе место. Наконец, что как не бесконечные переодевания является одной из визитных карточек жанра оперы-буффа? Перенесение действия оперы в иное место и время в современной театральной практике уже скорее закономерность, чем исключение, однако попытка встроить один оперный сюжет в другой, должно быть, уникальна в своем роде. Заявка смелая и заманчивая… Естественно возникает и следующий вопрос: а что из этого вышло?

Представьте себя зрителем, не посвященным в изыски режиссерской фантазии, который, ни о чём не подозревая, пришел в театр на «Свадьбу Фигаро». Занавес… Вместо привычной увертюры Моцарта звучит… знаменитый вальс из третьей картины «Евгения Онегина» под рояль, а вместо цветущих садов солнечной Испании за окном спальни Фигаро и Сюзанны — «на стеклах легкие узоры» русского мороза в белоснежной гостиной Лариных! Понятно, что музыку Чайковского пришлось несколько изменить: из вальса и сцены были вырезаны лишь некоторые фрагменты, переделаны слова, а где-то и специально дописаны речитативы.

Безусловно, наживка что надо! Вы удивлены и уже всецело поглощены многообещающей авантюрой.

Итак, именины Татьяны. Вернувшийся из-за границы Ленский сообщает гостям о привезенном из «Германии туманной» клавире оперы Моцарта «Свадьбы Фигаро» и предлагает ее исполнить. Все герои с энтузиазмом соглашаются, и, получив ноты, достают из сундуков и примеряют костюмы. И только Онегину всё скучно и облачается он неохотно.

На сцену выносится большая овальная рама, олицетворяющая зеркало, в которую глядятся по очереди уже перевоплощенные герои, что тоже не случайно. Испокон века зеркало символизировало волшебство, границу между мирами и осуществляло магическую связь отражения и отражаемого. Вот и на наших глазах с его помощью происходят метаморфозы: Ленский превращается в Фигаро (для чего юного поэта пришлось сделать баритоном), Ольга в Сюзанну, Онегин в Графа Альмавиву, Татьяна в Графиню. Ларина становится Марцелиной, Зарецкий — Бартоло, Трике — Базилио, а некие девушка и парень на балу — Барбариной и Керубино.

Волшебство случилось, и под звуки увертюры к «Свадьбе Фигаро» мы попадаем в зазеркалье. Что дальше? Действие двух сюжетов должно развиваться одновременно, с учетом первоначального распределения ролей. И в целом, действительно: роли новые — проблемы старые и их вполне возможно приравнять. Одинокая, позабытая мужем Графиня чем-то напоминает Татьяну; дамский угодник Альмавива — Онегина; общительная, легкомысленная Сюзанна — Ольгу. Но не совсем понятна связь двух совершенно противоположных характеров — Ленского и Фигаро, где превращение весьма условно.

По мере развития действия мы практически забываем о том, что это театр в театре. Или герои просто играют себя? Некую схожесть сюжетных линий все-таки, благодаря воображению зрителя, проследить было можно. Но, то ли так было задумано режиссером, то ли просто не хватило каких-то символов, отсылающих к пушкинским персонажам, но чем дальше от зачина мы находились, тем меньше работала эта центральная идея.

Возможность вспомнить о «Евгении Онегине» выдалась лишь в связи с декорациями, хором девушек, дарящих цветы виновнице торжества и разыгранной сценой дуэли. Сначала — в третьем действии, где во время звучания хора на слова «он вам возвращает свободу и честь!» Фигаро бросает белую перчатку Графу (или Ленский — Онегину?), и в финале. На фоне основного действия Бартоло и Базилио (или Зарецкий и Трике?), одетые в черные плащи и цилиндры, выносят дуэльные пистолеты, но герои остаются целы и невредимы. Классический happy and. Зато, под занавес, выстрел поражает забавную статую белоснежного павлина, в результате чего он делает поклон и вызывает веселый смех зала.

На славу постаралась художник-постановщик София Зограбян и художник по костюмам Ирина Дронова. Декорации выполнены в лилейно-белом и насыщенном синем цвете. Элементы интерьера (портьеры гостиной, сундуки, в которых хранились костюмы для представления) невероятно красиво расписаны в стиле гжель. Гармонично смотрелись на этом фоне сине-голубые одеяния пушкинских героев, а ярко-красные наряды, надетые для представления поверх них, обозначали факт перевоплощения.

Во втором акте мы оказались как бы по ту сторону морозных окон — во дворике, где красовались та самая статуя павлина и заснеженные елочки. К слову, именно такую елочку, вместо цветов приволок с собой Садовник, рассказывающий Графу о прыжке Керубино из окна спальни Графини, чем заметно повеселил публику.

Сценическое пространство разделено на несколько планов. Поверх оркестровой ямы справа сооружен помост, который делает сцену более открытой. С левой стороны возведен балкон: в центре и под ним так же развивалось действие, а ближе к кулисе на нем размещался оркестр, прикрытый белой вуалью до начала собственно моцартовской оперы.

Оркестр (дирижёр-постановщик заслуженный артист России Андрей Аниханов) был на высоте, как в прямом, так и в переносном смысле. Слаженная игра, чистая интонация, соблюдение стиля: динамика, не превышающая mf, точная дифференциация акцентов и штрихов — всё это создавало ощущение поистине моцартовского звучания.

Опера исполнялась на русском языке, хотя во всем мире нормой уже давно принято исполнение на языке оригинала. Но в контексте общего замысла, такое решение не вызывает порицания.

Прекрасно справилась с партией Сюзанны (Ольги) Ольга Макарова: выровненные регистры, приятный тембр, чистота пения, мастерская актерская игра — все в этот вечер в ней было гармонично! Приз зрительских симпатий однозначно достался Надежде Кривуше в роли Керубино. Ее по-детски неуклюжие, даже марионеточные движения, то, как певица, накрытая пледом, на четвереньках двигалась взад-вперед в сцене с креслом, просто доводила публику до хохота в голос. Высокий рост артистки только добавлял комичности в созданный ее образ. Надежда, которую мы знаем как исполнительницу серьезных трагедийных партий Любаши и Кармен, раскрылась как комическая актриса, однако в момент исполнения арий, иногда все-таки проскальзывали привычные ей драматические нотки.

Хорошо звучали и Елена Кузнецова (Графиня / Татьяна), Евгения Долгополова (Марцелина / Ларина) и Мария Баннова (Барбарина).

С мужскими партиями, к сожалению, все сложилось не так удачно. Роль Фигаро не совсем удалась Тимуру Хаму-Нимату: неточность интонации, пестрота тембра, звучал только средний регистр. Голос молодого, но уже любимого публикой Алексея Гусева в роли Графа Альмавивы / Онегина в этом спектакле был не столь хорош, как обычно. Хотя, если не знать его прежних ролей, звучал он неплохо.

Что касается актерской игры артистов, то вместо грациозного ловеласа Графа и остроумного, энергичного Фигаро мы увидели нервного ревнивца и ленивца. Актеры оживились лишь в сцене, где становится известно, кто же родители Фигаро. Так, ворчащие реплики «мамаша» и «папаша» Альмавивы вызвали не одну улыбку. Может, это был режиссерский ход, и Онегину с Ленским было совсем не до шуток? Одним из камней преткновения стали и сложнейшие ансамбли, зато с дуэтами солисты справились прилично.

Как с иронией заметил один авторитетный ростовский музыкант, режиссерская идея постановки моцартовской оперы в деревенском имении Лариных артистами-дилетантами оправдывает многие профессиональные промахи исполнителей.

Как бы то ни было, премьера заинтересовала зрителей, и они вряд ли скоро забудут этот безумный Татьянин день!